• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:35 

внутри и вне помойного ведра
мое напряженное благополучие, мои рисованные улыбки, мои апрельские суррогаты наполненной счастьем весны сорвались снегом.
мне это нужно было, чтобы не сойти с ума.

18:33 

вспышка

внутри и вне помойного ведра
она фотографирует ветер в моих волосах.
она фотографирует сбаллансированную элегантность.
а я прячусь за красной помадой и в тенях режима ч/б.
прячусь от навящивого апреля на задних рядах темных кинозалов, на галерке лекционных аудиторий.
прячусь в маршрутках и чужих квартирах. в незнакомых треках.
прячусь от апрельского единочества.
я хочу любить тебя руками

23:41 

внутри и вне помойного ведра
устроенность,укомплектованность,устойчивось
неоединочества.
оголтелые лица носятся. глаза малахитовые преломляют солнечные полосы.
этажы пересчитаны. и я наперегонки выкручиваю лампочки на лестничных пролетах.
е-ди-но-чес-тво совсем не одиночество. оно пафоснее и весеннее.
оно - когда все кроме тебя.

19:46 

укомплектованность

внутри и вне помойного ведра
по радиоэфиру растекается прерывистый шепоток.
мой сосед любит радио.
мой сосед пьет текилу.

акварелью море.
мальчик любит пятна краски на руках.
мальчик смотрит пластелиновые мультфильмы.

подруга много курит.
моя подруга любит отражение дыма в зеркале.
моя подруга читает Набокова.

я пою в лифтах и подъездах.
я люблю акустику.
я люблю ноябрь и зонты в клетку.

а вы?


22:09 

небо целует небо.

внутри и вне помойного ведра
безумной эквилибристикой по крышам, малахитовыми взглядами по плечам, пшеничными прядями по глазам растекается по улицам, въедается в стены наивный апрель. я бросаю скомканными страницами в закаты и ломаю их. а из трещин текут теплые апрельские чернильные сумерки. я ныряю в тени от прохожих, выныриваю выше неба и рассыпаюсь над высотками теплым ветром. теперь я - скороговорка названий улиц и площадей. теперь я - бархатная сладкая твоя пустота.теперь я - город.


16:26 

корабли

внутри и вне помойного ведра
мне сердце мешает созерцать такую счастливую весну.
и за задними стенками солнечных очков,
зеркал и витрин,
луж и морей,
окон и полированных пианино
прячусь от собственного отражения.
переламывая гладь мутной реки камешками,
теряю такую недавнюю детскую веру в то,
что когда-то здесь ходили соленые корабли под голубыми парусами.

01:16 

выше или ниже

внутри и вне помойного ведра
я еврей, близких которого в сорок третьем увезли из польши в крытых вагонах для скота. я больше никогда о них не слышал.
я пианист, суставы чьих совершенных пальцев переломаны пьяными подонками в моем же подъезде.
я девочка, которая через пару минут прыгнет в Неву с моста от того что мама нашла себе нового папу.
я кумир своей страны. мой сын месяц назад умер от передозировки наркотиками.
я старшеклассница, изнасилованная школьным учителем литературы.
я потомок русских эмигрантов во францию. у меня нет родины.

и я лгунья.
я ведь - просто я. и всего лишь вынуждена без тебя жить.



17:28 

внутри и вне помойного ведра
я тебя не вижу.
ты меня не слышишь.

12:33 

внутри и вне помойного ведра
а знаешь, еще никогда в жизни я так не уставала.
знаешь, еще никогда я так не спотыкалась о весеннее солнце.
знаешь ли ты, как это больно - всегда для всех быть сильной? из любых точек на картах изломаных улиц срываться на первый плач.
тихо шептать какие-то банальности на ухо, но успокаивать, гладить по головам, целовать в затылки. и по первым звонкам, ломая колени на ступеньках, в другие адреса. успевая по дороге купить бумажных салфеток и выкурить пару сигарет.
знаешь ли ты, как это больно - быть для всех сильной! как это невозможно, пытаться тушить чужими бедами-проблемами свою боль. откладывать как только можно свой персональный конец света. знаешь ли...как лживо можно отвечать - "что ты, я всегда готова выслушать. не волнуйся, у меня ведь все хорошо." ВСЕ ХОРОШО!
конечно хорошо, когда по вечерам идешь домой, а пробирает такая дрожь, что никак ключами в скважину не попасть.
да, хорошо, когда так заплакать хочется, а не получается. ты ведь такая сильная.
очень хорошо, и все-таки сорвавшись, отключаешь телефоны, отключаешься на сутки, теряешь часы и календари.
хорошо, и ты самый несчастный человек. и любовь твоя опять в мусоропроводе. и всем опять по хуй.
ты можешь верить или нет.
только я ведь правда люблю. хотя никто и не верит.

16:09 

две рельсы, что сошлись в одну(с)

внутри и вне помойного ведра
в голове которые дни только шум.
такси, в которых я способна оставлять лучшие чувства.
лифты, в которых при условии stop я могу позволить себе плакать.
темные-томные клубы, где никто не должен запоминать лица.

и везде, где фонарный свет зарапает щеки, в голове не прекращается шум.
в голове все смешалось в одну массу.
в голове то ли ты, то ли он. двойной щелчок. двойной просчет. двойная осечка.
то ли ты, то ли он. и не пойму никак. отчего так больно.
две рельсы, две рельсы, две рельсы, что сошлись в одну.
и ты забудешь мой последний взгляд.

21:22 

внутри и вне помойного ведра
с тех пор, как ты перестал меня целовать,
у меня обветриваются губы.

18:39 

внутри и вне помойного ведра
весны нет.
любовь есть.
не верь, когда я говорю, что лгу.
правда - мне без тебя никак.

23:30 

внутри и вне помойного ведра
я обещаю. можешь лететь.
не будет ничего, я это знаю.
можешь лететь.(с)


пока я буду за закатом убегать по рабочим рельсам, поймай мой запах с востока.
я не в праве расплачиваться за чужие грехи.
я не в силах держать на плечах чужих призраков.
считай поезда. у колес одного из них я украду стук.
тебе в дорогу останется только десяток часов ти-ши-ны.
выпускаешь дым кольцами. в одном из них я растворюсь.
я оставлю тебе твоих призраков. тебе их грехи.
я не в силах. я даже не в праве.

21:13 

не видеть. не слышать. ничего не сказать(с)

внутри и вне помойного ведра
я прошу тебя только об одном.
держи меня крепче. и не отпускай.
так долго, насколько это возможно.
я же сорвусь. я же вырвусь.

знаешь, я никогда не рассказывала тебе..
когда он ушел, внутри что-то сломалось. пополам, с хрустом.то ли воля, то ли остатки возможности счастья.
и через тысячи дней одиночества, под слоем пыли, нагромождением глупостей и слов, это также будет во мне жить.
никогда и ничего на свои места не станет. и через тысячи снов. и через мертвые моря слез.
знаешь, у меня по ночам очень тихо ноет сердце. больное и уже так давно втоптанное в январскую, промозглую грязь.
и так ясно кажется, что впереди километры непройденных дорог, миллионы незнакомых друзей, высоты нелюбимых еще крыш..
но жить как-то лень, что ли. нет, не сил, а широко распахнутых глаз нет. и умения улыбаться по-настоящему тоже.
под куполом цирка воздушные гимнасты цепляются за канаты, а они рвутся. и песочного дна манежа все нет и нет. и остается все лететь и лететь вниз, ожидая великолепного финала под светом восторженных глаз жестоких зрителей. ожидая самых откровенных апплодисментов. красиво упасть - это ведь тоже искусство.
знаешь, я никогда и ни о чем тебя не просила.
но пожалуйста, держи меня крепче.
иначе я сорвусь.
иначе я вырвусь.
не отпускай меня. так долго, насколько это возможно.
защити меня от восторженных глаз единственного зрителя в этой толпе.
я подарю тебе за это целый мир. хотя бы то, что у меня от него осталось.


15:18 

внутри и вне помойного ведра
захлебнулась своей бесполезностью.
——————————————
когда тонула в твоей безысходности.

20:09 

внутри и вне помойного ведра
устала.слишком.

16:28 

попса

внутри и вне помойного ведра
да, у меня фон в [попсовый] горох.
да, я пишу про [попсовую] любовь.
да, у меня [попсовая] стрижка.
да, я ношу [попсовые] кеды и растянутые джинсы.
да, я читаю [попсовую] альтернативу.
да, я смотрю [попсовый] арт-хаус.
да, я дождалась [попсовой] весны.
да.
да, это ты так думаешь.
да, все так.
я насквозь [попсовая]. а вы?

23:23 

бессилие воли

внутри и вне помойного ведра
солдату порядка одиннадцатого года.



когда она хрипло шепчет такие вещи, я хочу подарить ей просто так все 8 лет.
за пропасти ее монументального одиночества.
за ее слезы по ночам. за ее молчание на дымных кухнях.
за все.ее жизни и одно на все - лицо.
когда она хрипло шепчет такие вещи, я начинаю плакать, хотя не умею.
и нет на свете мне никого дороже.а она глубоко курит.
моя актриса. проиграет опять все до последнего слова.
засмеется. начнет заново. а я нагибаюсь до земли от ее горьких улыбок.
и понимаю что НИКОГДА не смогу ей помочь.

23:02 

как домашнее задание, невыполненное в школе.(с)

внутри и вне помойного ведра
я вытряхиваю из клавиатуры прошлогодний снег,
притягиваю ниже потолки сталинских подъездов за абажуры
и отсылаю тебе пароли по смс.

и никто не должен знать, что по ночам ты звонишь
по всем известным номерам,
только чтобы кто-то услышал как медленно ты дышишь
.

морфинное одиночество так просто уходит.
а стоит для этого всего лишь поменять призвание на профессию.
в висках перестает стучать всего лишь
если менять музыку каждый второй понедельник месяца.
а мечты о столице растворяются, когда до тебя можно посчитать шаги.
и при любом свете винт крутится.
и за любое слово можно услышать
апплодисменты.

а под солнцем только и мечтается о зимних крышах.
а в марте так и не верится, что зиму удалось пережить.


22:32 

внутри и вне помойного ведра
я захлебываюсь великолепной дрожью.
через позвонки тысячами децибеллов твоя живая боль.
мой родной не_любимый, я сделала бы все..
заботой бархатной полирую твои зеркала.
удивлением приторным перечитываю свои словесные клятвы.
будь же, черт возьми, счастлив! это просто, ты только будь.
а я напою твои дни ромовым великолепием моей бархатной заботы.
все честно.

ОКЕАН ПРАВ

главная